О минимализме в нашей архитектуре

Минимализм в архитектуре может иметь как экономическую, так и художественную основу. 
 
Минимализм экономический, особенно в жилищном строительстве, нам хорошо известен с хрущевских времен. Огромный социальный эффект, достигнутый за счет ликвидации эстетического элемента, на долгие годы сделал нашу архитектуру заложницей строительной индустрии. 
 
Сейчас меня больше волнует минимализм как художественная категория в современной мировой и отечественной архитектуре. Вряд ли сегодня кто-то поставит под сомнение эстетическую ценность египетских пирамид, мусульманской Каабы или черного квадрата Малевича. Современная архитектура полна примеров предельного упрощения формы. Сегодня это часто трактуется как особое направление, в частности в жилищном строительстве. В наших условиях такая тенденция имеет право на жизнь, если она касается временного жилья без претензии на архитектурное произведение. Но нет ничего постояннее, чем временное. Сколько лет миллионы людей живут в домах, рассчитанных всего на 20-30 лет? Так можно прийти к мысли об исключении массового жилья из объектов художественного творчества и тем самым его лишении эстетической воспитательной функции. 
 
минимализм в архитектуреМинимализм в формообразовании действительно часто сопровождался и даже оправдывался временным характером сооружения. Для наших архитекторов это не просто моральная проблема. Впрочем, может, массовое строительство и должно быть временным? К тому же современные экономисты, говоря о необходимости ускорения оборота средств, часто приводят опыт малоэтажного строительства в США. Более того, я готов утверждать, что даже многоэтажные строения, облицованные легкими навесными панелями, являются временными сооружениями. 
 
Старшее поколение наших зодчих прекрасно помнит, что панельное домостроение всегда воспринималось нами, да и не только в нашей стране, как временное явление. 
 
Между тем капитальность строений - не только экономическая, но и психологическая категория - имеет глубокие исторические корни. Вспомним традиционное жилье азиатских кочевников или некапитальные дома американских переселенцев без продолжительной фиксации места жительства. Но нам, конечно, интереснее исторические предпочтения нашего народа, веками проживавшего на среднерусской низменности и просторах Сибири. Это были, прежде всего, земледельцы, ведущие оседлый образ жизни, психологически и материально привязанные к земле и постоянному жилищу. Правда, было оно в основном из деревянных конструкций и потому не очень долговечно, что вынуждало людей периодически, через поколение перебирать свои бревенчатые избы, как это до сих пор делают японцы, внедряя в свои сооружения так же и крыши из черепицы. Исторически сложившаяся в Беларуси традиция строить капитальные здания, возможно связанная с христианским мировоззрением, с культурными греческими традициями, во многом объясняет успех у нас итальянских зодчих. 
 
Таким образом, можно утверждать, что строительство капитальных зданий, тем более в условиях сурового климата, является нашей национальной традицией, и пока нет оснований ей не следовать. Отсюда и образный строй нашей архитектуры с очевидным акцентированием тектонического строя сооружения. Разумеется, это никак не связано со стилистическим решением здания и тем более с обращением к историческим стилям, вряд ли сводимым к популярным сегодня прямому копированию и стилизации. 
 
Широко распространенное неприятие большинством народов современных художественных тенденций в архитектуре связано с нашей неспособностью найти решения в сочетании национальных и исторических традиций с современными тенденциями в архитектурном искусстве и новыми строительными достижениями. В первую очередь это касается неприятия художественного минимализма. В начале статьи я как пример минималистических архитектурных объектов привел египетские пирамиды и мусульманскую Каабу, но из русской архитектуры не нашел ничего лучше живописного произведения Малевича. И действительно, довольно трудно найти подходящий пример из православной архитектуры Беларуси, да и вообще христианского исторического зодчества. Даже самые аскетические псковские произведения невозможно отнести к минимализму. Видимо, белорусскому национальному духу противоестественны предельно упрощенные формы и отсутствие изобразительного начала. 
 
Иногда украшение фасадов панельных многоэтажных коробок имитируется путем раскрашивания их в разные цвета. Мне же безвкусица украшательства также чужда, как и обезличенный примитивизм. 
 
Минимализм в архитектуре неизбежен по экономическим соображениям, когда здание сооружает государство, или когда у хозяина нет достаточно средств, или, наконец, когда строится заведомо временное сооружение. 
 
Но когда минимализм становится философско-художественным замыслом, то естественно возникает необходимость понять, насколько он отвечает духу народа и в то же время является частью идеи мировой глобализации, особенно в том, что касается культуры. Не вызывает сомнения, что русской культуре не свойственны упрощение форм, упрощенный и бесцветный рисунок. Даже в работах выдающихся мастеров русского авангарда Мельникова и Леонидова трудно увидеть элементы минимализма, хотя современные историки архитектуры постоянно связывают архитектурные поиски двадцатых годов с этим направлением, не всегда отличая настоящий конструктивизм от функционализма. Ведь совершенно ясно, что заявление Ле Корбюзье о жилом доме как «машине для жилья» никак не соответствует его собственному творчеству. Основные достижения советского модернизма 1960-1980-х годов на фоне убогого панельного домостроения невозможно воспринимать как упрощенчество в формообразовании. Во все века архитектура опиралась на форму и организацию внешнего и внутреннего пространства, что плохо сочетается с философией минимализма. 
 
В уникальном домостроении минимализм как художественное направление находил и будет находить сторонников, особенно при высоком качестве строительства и применении дорогостоящих отделочных материалов и изделий. Как один из первых выпускников МАрхИ середины пятидесятых, я понимаю прелесть чистой формы и понимаю ее сторонников. Но такое направление в искусстве вряд ли может найти понимание у массового потребителя. В строительстве для него неизбежно процветает примитивизм из-за финансовых ограничений и редкого привлечения к этой области настоящих профессионалов. 
 
Поэтому возникает проблема долговечности сооружений. Можно быстро и дешево построить, быстро снести и хорошо заработать. Или построить хорошо из добротных материалов (прежде всего стеновых) на долгие годы, чтобы не стыдно было перед будущими поколениями. Я думаю, последнее найдет понимание скорее у многих моих коллег-архитекторов, чем у строителей и экономистов. Одно несомненно - качественное и добротное домостроение в интересах нашего городского и сельского населения. Выходом из этого противоречия может стать капитальное строительство жилых домов под наем - вид строительства весьма популярный за рубежом и забытый после Октябрьской революции 1917 года. До сих пор квартиры в доходных домах Питера и Москвы крайне высоко ценятся, а сами здания являются капитальными и нередко - памятниками архитектуры. 
 
Лучше построить сегодня дороже и на века с архитектурой, достойно представляющей наше время и наши художественные возможности, чем времянки, раскрашивая их во все цвета радуги.

 

 


Если у Вас возникли вопросы — Вы можете задать их по телефонам:    +375 29 696-79-74       +375 29 596-79-74

 



Последние выполненные проекты:

Карта сайта
Наверх